Короед — 2016. Что принесет нам этот год?

Начиная с 2010 года короед-типограф до неузнаваемости изменил облик подмосковного леса. Что принесет нам 2016 год? Стоит ли надеяться на снижение активности короеда? Что делает наше лесное хозяйство для снижения численности вредителя? Ответим на эти вопросы.

Лесное хозяйство и короед

Сегодня в периодической прессе можно увидеть хвалебные статьи о работе нашего лесного комплекса. Основной упор делается на то, что численность жуков была снижена за счет вырубки большого количества зараженных деревьев и установки феромонных ловушек (средств для привлечения жуков). Но как можно хвалить работу лесного комплекса, если вся «борьба», которая сейчас ведется, направлена на уничтожение погибших давным-давно деревьев, которые короед давно съел и покинул? Зимой этого года было спилено огромное количество сухостоя. Вспомнить хотя бы смог над Москвой зимой 2015-го. То, что часть деревьев спилили, это скорее хорошо, чем плохо. По крайней мере, летом грибнику не упадет на голову сухой ствол, а у садовода не сгорит вместе с лесом и дача. Правда, площадь спиленного сухостоя, пока еще намного меньше площади оставшегося.

Но может быть, работа нашего лесного комплекса все же дает какие-то результаты? Или это опять пустые слова? Делайте выводы сами. Во-первых, любая вспышка стволовых вредителей, в т.ч. короеда не может длиться вечно. Она имеет начало, имеет и конец. Чем обусловлено затухание вспышки? Тем, что у вредителей есть свои болезни, свои «вредители», т.н. «энтомофаги». В противном случае лесов бы уже не осталось. Ведь вспышки были и будут всегда. Если, конечно, для этого есть благоприятные условия. Насекомые начинают усиленно размножаться в периоды засух и при наличии подходящей кормовой базы. Условия в Подмосковье были идеальными — захламленный буреломом лес — спелый ельник и засуха 2010 года. Вспышка возникла и… закончилась! 3-4 года — это предел для любой вспышки, если, конечно, не возникнет новых благоприятных для насекомых условий (ослабление деревьев вследствие засухи и наличие подходящей кормовой базы). То есть, то, что якобы лесное хозяйство «справилось» с короедом — всего лишь фикция. Вспышка просто пошла на убыль. Во-вторых, в спиленных деревьях уже нет короеда. Короед не зимует в деревьях, он уходит зимовать в лесную подстилку. Если под корой и остаются жуки и личинки, то зимой они там погибают.

Еще один метод борьбы с короедом, который применяет наше лесное хозяйство — это установка феромонных ловушек. Но любому специалисту, знакомому с лесозащитой известно, что феромонные ловушки не используются для снижения численности короеда! Они используются только для мониторинга (для отслеживания изменения численности насекомых). А в прошлом году практически все феромонные ловушки, установленные в Подмосковье на типографа были пусты. Короеда в прошлом году практически не было. Его активность проявлялась локально, в основном в местах коттеджной застройки. Лес же в прошлом году пострадал очень мало (по сравнению с прошлыми годами). Если знать эти факты, то о какой положительной оценке работы государственной лесной защиты можно говорить? Это просто обман людей, не знакомых с лесной энтомологией, принципами лесозащиты и характером развития вспышек стволовых вредителей. Мол, мы победили короеда! Как они его победили, если побеждать было некого? Большой вопрос.

Короед в 2016 году

Что принесет нам этот год? Будет ли активность короеда возрастать или останется на прошлогоднем уровне, когда страдали в основном частные лесные территории с активно ведущейся застройкой? Полагаем, что рост будет. Для этого есть несколько причин. Это двухмесячная засуха летом прошлого 2015-го года, которая была не так заметна и принесла не столько вреда, как засуха 2010-го, но тем не менее она была. Ни одна засуха для деревьев не проходит бесследно. Вторая причина прогнозируемого роста численности жуков — это отсутствие нормальных зимних осадков, небольшой размер снежного покрова. Весной, когда снег начнет таять, он не сможет напитать землю достаточным количеством влаги. Ну, и последнее — это все еще достаточная для вредителя кормовая база. Спелых и захламленных ельников в Подмосковье еще много. Лесное хозяйство не спешит разбирать буреломы в живом лесу, для этого нужна специальная техника и обученные специалисты. Намного проще произвести сплошную вырубку сухостоя, чем проводить санитарную расчистку живого леса. К сожалению, наше лесное хозяйство еще далеко от применения новых методов защиты от короеда.